Экспертное мнение

Южный Тироль: почти образцовое решение проблемы сепаратизма
Аксак Александр Анатольевич
Студент магистерской программы "Россия и регионы мира: политическое, экономическое и гуманитарное взаимодействие" Факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ.
Опубликовано: 07.02.2017
В рамках спецпроектов: В мире, Внешнеполитическая экспертиза
Южный Тироль - богатейший регион Италии с преимущественно немецкоязычным населением. Долгое время там было сильно сепаратистское движение, но вопрос о статусе территории удалось решить. Насколько стабильна обстановка там сегодня?
Зачастую в зарубежных и отечественных СМИ можно найти упоминания об истории Южного Тироля как образцового решения проблемы сепаратизма. Особенно это актуально в свете последних событий на Украине и в целом ситуации в мире, где, в силу процессов глобализации и регионализации, с каждым годом набирает силу тенденция к движению наций к самоопределению.

Чтобы понять сущность конфликта, возникшего в Южном Тироле, необходимо совершить исторический экскурс.

Южный Тироль являлся южной частью региона Тироль, владения дома Габсбургов, правившего Австрией и позднее Австро-Венгрией с XV до начала XX вв. Южный Тироль же принадлежал Габсбургам с 1363 до 1919 гг. и состоял на 95% из немецкоязычного населения. Именно в это время начинается история сепаратизма в Южном Тироле, когда по Сен-Жерменскому договору, подписанному между странами Антанты и проигравшей Австрией, регион, вопреки протестам местного населения, был присоединен к Италии. Таким образом, Тироль был практически разорван на 2 части: северную австрийскую и южную итальянскую.

Большие надежды население Южного Тироля возлагало на нацистское правительство Германии, пришедшее к власти в 30-е годы, однако возвращения к Австрии не случилось. Муссолини и Гитлер пришли к договоренностям, по которым регион оставался в составе Италии, но население региона признавалось чистокровными арийцами и имело право вернуться в Австрию, аннексированную к тому моменту Германией, получив компенсацию за оставленную недвижимость. Это разделило население Южного Тироля на «нацистов», которые уехали, и «предателей», которые остались. Большинство из тех, кто уехал, однако, по окончанию войны вернулись назад.

В то же время итальянским режимом стала проводиться кампания по итальянизации Южного Тироля. В ходе такой политики немецкий язык был запрещен, обучение на немецком было под запретом, немецкоязычные газеты подверглись жесткой цензуре, даже надписи на могильных плитах были заменены на итальянские.

После войны антигитлеровская коалиция решила оставить провинцию частью Италии при условии, что немецкоязычное население получит автономию. В это время премьер-министром Италии становится Альчиде Де Гаспери, выходец из Тироля. Это привело в сентябре 1946 года к соглашению Грубера-Де Гаспери, договору между Австрией и Италией, по которому за немецкоязычным населением Южного Тироля закреплялось право на сохранение своей культурной идентичности и обычаев с помощью автономии, а немецкий язык признавался официальным и равным итальянскому в этом регионе.

Однако все было не так гладко. По этому же договору Южный Тироль объединялся с соседней итальянской провинцией Тренто, таким образом, был создан новый регион - Трентино-Альто-Адидже, в котором немецкий и итальянский становились официальными языками, а обучение на немецком снова было разрешено. Однако теперь итальянцы составляли в новом регионе большинство, а население Южного Тироля было практически отдалено от власти.

Также стоит отметить, что итальянизация Южного Тироля не закончилась с окончанием Второй мировой войны, а лишь приобрела более мягкий характер. В это время, например, поддерживалась миграция в Южный Тироль из более бедных регионов Италии, что разбавляло население и обостряло ситуацию в провинции. Процесс итальянизации привел к тому, что к 60-м годам немецкоговорящее население провинции снизилось до 60%, итальянцы же составляли уже 35%, а говорящие на ладинском, ретороманском языке - 5%.

Эти факторы привели к недовольству среди населения Южного Тироля, которое впоследствии вылилось в террористические акты. Первым и поворотным актом сопротивления была так называемая «Огненная ночь» 12 июля 1961 года, когда были взорваны 34 опоры линий электропередачи. Ответственность взял на себя Комитет Освобождения Южного Тироля, террористическая организация, боровшаяся за выход Южного Тироля из состава Италии. Примечательно, что эта организация тесно сотрудничала с австрийскими и немецкими неонацистами. Главой организации был Сепп Кершбаумер, который, хоть и был в итоге схвачен и умер в тюрьме, в настоящее время считается в Южном Тироле героем, в его честь даже были названы улицы.

В конце концов Огненная ночь и следующие террористические акты привлекли внимание международной общественности и Австрии, недовольной выполнением послевоенных договоренностей. В этом же году Австрия и Италия подписали пакет документов, подготовленных специальной комиссией ООН, по которым Южному Тиролю предоставлялась частичная автономия. Так, в ведение региона передавалось управление транспортом, социальной сферой и государственными услугами. Вернулось право преподавать в школах на немецком и ладинском языках, а местные органы власти перешли на двуязычную, а местами и трёхъязычную систему управления.

Второй итало-австрийской договор об автономии Южного Тироля был подписан в 1971 году, вступил в силу в 1972 году и предусматривал следующее: споры по поводу Южного Тироля будут представлены на разрешение Международного суда в Гааге, провинция получит большую автономию внутри Италии, а Австрия не будет вмешиваться во внутренние дела Южного Тироля. Кроме того, регион получил право регулировать сферы торговли, здравоохранения и безопасности. Это встретило одобрение в самой провинции, а сепаратистские настроения пошли на убыль, хотя и не сразу. Так, с 1956 по 1988 годы было совершенно около 360 террористических актов, основными объектами которых являлись муниципальные здания и инфраструктура. Стоит отметить, что изначально сепаратисты ставили целью бескровный террор, хотя в итоге некоторые люди пострадали. Однако, по сравнению с некоторыми другими террористическими организациями Европы того времени, как ЭТА в Испании, тирольский сепаратизм был относительно бескровным.

Одновременно с получением расширенной автономии в регионе произошел заметный экономический рост, который был вызван несколькими факторами. Во-первых, расширенная автономия 1972 года гарантировала также, что 90% налоговых поступлений остаются внутри Южного Тироля и лишь 10% поступают в федеральный бюджет. Интересно, что данный механизм не может быть изменен без согласия самой провинции. Это обеспечило практически независимое развитие региона. Благодаря же увеличению доли туризма, развитию промышленности и аграрной сферы Южный Тироль стал самым развитым и богатым регионом Италии.

Окончательное урегулирование произошло лишь в 1992 году, когда Австрия и Италия решили все споры на основе договора от 1972 года. По сути же, главной причиной окончательного урегулирования данного вопроса между двумя странами явилось соответствующее требование Евросоюза к Австрии, которая в то время являлась кандидатом на вступление.

В конце концов, в 2001 году в связи с ревизией конституции страны регион получил еще более расширенный автономный статус. По нему автономия Южного Тироля не могла быть уменьшена или даже поставлена под вопрос без его одобрения. Также законы, принятые парламентом Южного Тироля, более не нуждаются в одобрении Рима и федерального правительства в целом. И в заключении были приняты меры в пользу ладинского меньшинства: теперь ладинцы могут быть спикерами или вице-президентами Южного Тироля, а также обеспечивались условия для дальнейших реформ по созданию собственного избирательного округа в провинции Тренто для ладинцев.

В настоящее время разница между Южным Тиролем и остальной Италией более чем очевидна: уровень безработицы в Южном Тироле на 2015 год составлял 3.8%, в то время как средний уровень по Италии составил 11.9%, не говоря о Юге Италии, где он достигает 19%. ВВП на душу населения в провинции составляет €39,894 против €26,500 в целом по Италии.

Анализ политической ситуации в Южном Тироле показывает, что в целом существует 3 группы мнений по поводу статуса региона. К первой относятся те, кто хотят сохранить Южный Тироль в составе Италии. Партии, которые относятся к данной группе, обычно получают большинство голосов среди итальяноговорящего меньшинства. К таким партиям относятся Народ Свободы, Демократическая партия и Лига Севера, которая борется за сецессию от бедной южной части Италии и создание нового государства Падания, состоящего из северных регионов страны.

Вторая группа поддерживает настоящий статус особой автономии внутри Италии с перспективой расширения своих прав. К этой группе относится Южнотирольская народная партия, которая является наиболее влиятельной в регионе, хотя, начиная с выборов 2008 года, она стремительно теряет голоса, опустившись с подавляющего большинства в 55% в 2003 году до 45% в 2013 году. Ушедшие голоса распределились между двумя главными сепаратистскими партиями, которые представляют третью группу: Свободные и Южнотирольская партия свободы. Только две эти партии на последних выборах вместе получили 25.1%, что является хорошим результатом, учитывая, что на выборах 2008 года они вместе получили 19.2%, а партия Свободные и вовсе прибавила 12.9% голосов с выборов 2003 года.

Региональное правительство Южного Тироля, которое с момента окончания Второй мировой войны возглавляет Южнотирольская народная партия, до сих пор выбирает путь автономии внутри Италии, однако описанная выше тенденция может изменить политический курс региона, для чего есть все предпосылки.

Главным катализатором, который пошатнул чашу весов в сторону сепаратистских настроений, явился мировой финансовый кризис 2007-2011 годов, сильно ударивший по Италии. Это заставило правительство Италии требовать от Южного Тироля перевода в федеральный бюджет больших средств, что помогло бы самой Италии, но при этом нарушило бы особый автономный статус региона, по которому он переводит лишь 10% от собранных налогов. Сразу же после этого требования улицы столицы Южного Тироля Больцано наполнились тысячами плакатов в красных и белых цветах, цветах австрийского флага, и надписями: «Южный Тироль не Италия!», а тысячи людей прошлись маршем по улицам.

В это же время был сделан весьма символический жест в сторону Австрии. Так, после того, как бывший премьер-министр Марио Монти объявил о сокращении автономии Южного Тироля путем вывода из налоговых поступлений больших средств, чем это разрешено, член Южнотирольской народной партии в итальянском парламенте в Риме заявил о несогласии с данным решением канцлеру Австрии, ссылаясь на тот факт, что Австрия до сих пор имеет статус защитника Южного Тироля. Канцлер же заявил об обеспокоенности конфликтом между центральным правительством Италии и Южным Тиролем, подчеркнув, что последний является центральной проблемой австрийской внешней политики.

Усиление сепаратистских настроений в Южном Тироле также происходит на фоне волнений в других странах, которые лишь подстегивают местное недовольство. Примером служит Шотландия, которая добилась проведения официального референдума о выходе из состава Великобритании, хотя в итоге и не достигла нужного результата. Более того, сепаратисты были более чем воодушевлены, когда миллион человек собрались на улицах Барселоны с призывом к независимости Каталонии.

Сепаратисты из Южнотирольской партии свободы провели даже свой собственный референдум в 2013 году, хотя и неофициальный. По нему 92% голосовавших высказались за самоопределение, что было выставлено как победа сепаратистов. Однако необходимо заметить, что проголосовало всего 15% населения Южного Тироля, что составляет около 60000 человек. Также стоит упомянуть, что вопрос непосредственно об отделении не ставился, а лишь спрашивал, хотят ли южные тирольцы осуществить свое право на самоопределение. Такая непрямая постановка вопроса связана с расколом в рядах сепаратистов, которые делятся на два лагеря: те, кто выступает за присоединение к Австрии, и те, кто желает создания независимого государства. Таким образом, вряд ли этот референдум сам по себе можно считать чем-то существенным, однако, рассматривая его как часть группы событий, можно заметить негативную тенденцию.

К важным вехам в истории процесса самоопределения Южного Тироля стоит также отнести конституционный референдум 2016 года, который был созван по инициативе премьер-министра Маттео Ренци. Референдум предполагал изменения в конституции, которые бы сократили бюрократический аппарат страны и сделали управление страной более гибким, но главное, он предполагал уменьшение полномочий регионов в сфере энергетики, гражданской обороны и инфраструктуры, а также вмешательство в дела регионов при необходимости. Данная инициатива потерпела поражение, однако самое интересное оказалось в результатах голосования по регионам, где самым ярым сторонником с результатом в 53,9% «за» оказался Южный Тироль, несмотря на то, что остальные регионы Италии, включая сепаратистские, уверенно сказали законопроекту «нет».

С одной стороны, можно говорить о кризисе идентичности, о том, что Южный Тироль за почти 100 пребывания в составе Италии так и не стал его частью и результаты голосования еще раз показывают его обособленность, однако с другой стороны видна прагматичная сторона вопроса. Дело в том, что Южный Тироль является по конституции особой автономией, а значит, его статус не может быть изменен без согласия самого региона. Это же было упомянуто в законопроекте Ренци, который предполагал оговорку, что изменения не коснутся особых автономий, и их дальнейший статус будет обсужден на двусторонних переговорах. Этим и решила воспользоваться правящая Южнотирольская народная партия, призвавшая своих сторонников голосовать «за», несмотря на то, что сепаратистские партии региона были против. Если бы референдум прошел успешно, то Южный Тироль показал бы свою поддержку действующему правительству Ренци и на переговорах мог бы выиграть себе еще больше автономии, при этом не потеряв ничего.

Результаты голосования по этому референдуму показывают, что большинство населения видит себя все же автономией внутри Италии, автономистская Южнотирольская народная партия все еще имеет определяющее значение в политической жизни региона, а призывы сепаратистов пока еще не находят большого отклика среди населения. Однако в то же время неудачный референдум и отставка Ренци может иметь негативные последствия в долгосрочной перспективе. Например, если популисты и евроскептики из Движения пяти звезд, которое набирает популярность в Италии, получат власть и решат начать процесс выхода Италии из Евросоюза, то это, скорее всего, усилит поддержку сепаратистов в регионе, как это происходит в Шотландии после Брексита.

В целом, возрождающееся движение к сецессии в Южном Тироле можно рассматривать как пример одной из проблем, которые ждут Европу в ближайшем будущем. Процесс создания единой Европы ведет к эрозии национальных государств, делая, хоть и медленно, их границы более расплывчатыми и не имеющими большого значения. Об этом может свидетельствовать создание европейских регионов, которые не зависят от национальных границ и позволяют своим участникам укреплять экономические, культурные и прочие связи.

Одним из таких регионов является еврорегион Тироль - Альто-Адидже - Тренто, созданный в 1996 году. Он соединил австрийскую землю Тироль и итальянские Южный Тироль и Тренто. Трансграничное сотрудничество между этими тремя субъектами стран в настоящее время распространяется на множество сфер: транспорт, туризм, инфраструктурные проекты, социальная политика, а также проблемы экологии.

Существование такого еврорегиона, с тем, что Австрия и Италия являются членами одного интеграционного объединения – Евросоюза, позволило двум частям когда-то одного региона снова стать едиными, несмотря на то, что они находятся в разных странах. С одной стороны, это позволяет ослабить позиции тех сепаратистов, которые ратуют за воссоединение с Австрией, т.к. национальные границы становятся все более прозрачными, но с другой - еще больше отдалило Южный Тироль от Италии.

Делая вывод, можно сказать, что, хотя пример решения проблемы сепаратизма в Южном Тироле и являлся образцовым в свое время, в настоящем эта проблема снова дает о себе знать. Есть много сдерживающих факторов, которые не дают Южному Тиролю отделиться сейчас, однако тенденции, которые прослеживаются в настоящем, могут изменить политическую обстановку в регионе в долгосрочной перспективе.

Стоит сказать, что все политические силы в Южном Тироле отвергают насильственное отделение региона, мрачный призрак Югославии все еще остается напоминанием того, к чему такой путь может привести. Поэтому все вопросы в регионе решаются мирно, терроризм, который бушевал в нем во второй половине XX века, является уже историей, и вряд ли кто-то захочет воевать снова. Споры между Австрией и Италией также давно улажены вместе со всеми территориальными претензиями и вмешательствами Австрии во внутренние дела Италии. Сам Южный Тироль имеет широчайшую автономию и самостоятелен во множестве областей, являясь при этом не только богатейшим регионом Италии, но и одним из самых богатых в Европе. Поэтому этот вопрос может быть решен в дальнейшем лишь при посредничестве Европейского союза, которому выпадает шанс проявить свою политическую зрелость, сбалансировав интересы его регионов и стран-членов, поддерживая при этом мирную политическую обстановку.

Материал подготовлен в сотрудничестве с Информационно-аналитическим агентством "Внешнеполитическая Экспертиза".
Поддержка сайта Nowmedia