Статья

Возвращение дефицита американской валюты
Опубликовано: 07.11.2016
В рамках спецпроекта: В мире

Сразу после Второй мировой войны в словарный запас экономистов вошло словосочетание «долларовый дефицит».

Возвращение дефицита американской валюты

Экономики европейских стран тогда боролись с разрушительными последствиями войны, а также с широким спектром проблем, которые встречались на пути перестройки промышленной базы. В то время США были единственными поставщиками производственного оборудования для перестройки. Поэтому, без долларов США европейские экономики не могли получить ресурсы, необходимые для того, чтобы увеличить экспорт.

Имея в распоряжении ограниченный (если вообще какой-то) валютный резерв (выраженный в долларах либо в золоте), и почти никаких шансов на то, чтобы получить доллары через экспорт, европейские экономики пытались сократить дефицит текущего платежного баланса за счет сжатия импорта из других стран - в основном, европейских. Ожидалось, что сжатие импорта позволило бы накопить достаточное количество долларов для того, чтобы купить у США производственное оборудование.

Однако из-за того, что многочисленные страны прибегают к одинаковым приемам в условиях, при которых действовал широкий спектр контроля за движением капитала и официальные курсы валют были привязаны к доллару США, параллельный валютный рынок процветал. Надбавка к курсу на черном рынке (соответствующая официальному курсу) в большинстве европейских стран (и в Японии) взлетела в начале 50-х годов XX века, достигнув такого уровня, который мы называем «нестабильным» формирующимся рынком.

Сегодня, семь столетий спустя, несмотря на общемировую тенденцию к более гибкой валютной политике и более свободному движению капитала через государственные границы, «долларовый дефицит» вновь возник на горизонте. Во многих развивающихся странах за последние два года наиболее процветающим рынком был черный рынок обмена иностранной валюты – это факт. Параллельные валютные рынки - в основном, долларовые - вернулись.

В этот раз причиной дефицита американской валюты выступает не необходимость реабилитации экономик после войны (хотя в некоторых случаях это тоже серьезный фактор). Скорее это произошло из-за того, что странам Африки, Ближнего Востока, Центральной Азии и Латинской Америки – в особенности, это касается Венесуэлы – пришлось нелегко, когда с 2012-го года цены на нефть и сырье стали снижаться.

В начале второго тысячелетия, после продолжительного впечатляющего периода «золотого дна» в ценах на сырье, который был обусловлен инвестиционным бумом в Китае, многие экспортеры сырья столкнулись с самым высоким в истории уровнем инвалютных резервов. Эти резервы хранились в долларовых активах, в особенности это касалось ценных бумаг казначейства США. В течение периода «золотого дна» попытки избежать или сопротивляться повышению курса валюты были, пожалуй, главной проблемой для центральных банков. В этой пьянящей атмосфере, некоторые страны пошли дальше и начали (в очередной раз) политику привязки своей валюты к доллару.

В странах, которые придерживаются более гибкой политики обмена валюты, - таких, как Россия, Бразилия и Колумбия – первоначальное изменение в ценах на нефть и сырье сопровождалось обвалом валюты, тогда как те страны, которые придерживались более жестких мер, столкнулись со стремительными потерями резервов. Из-за того, что ценовой спад неуклонно набирал обороты, к 2015-му году контроль движения капитала был ужесточен, а привязка валюты была либо скорректирована, либо остановлена. Штрафы, предупреждения, и даже арест нелегальных валютных трейдеров – все эти меры не привели к ощутимому успеху.

Дефицит доллара достиг критической отметки в таких странах, как, например, Египет, Нигерия, Иран, Ангола, Узбекистан и Южный Судан – помимо многих других. В Мьянме, курс валюты которой был унифицирован в 2012 году, параллельный рынок заметно оживился. Это явление, конечно, гораздо более масштабно, природа его гораздо сложнее и разнообразнее, чем здесь написано - однако нам стоит сконцентрироваться на самых неблагоприятных случаях.

Поиск по новостным статьям, опубликованным с 2000 по 2016 год, с ключевыми словами «дефицит доллара», «черный рынок» или «параллельные рынки» обмена валюты выявил (показано на графике наряду с индексом цен на все сырьевые товары), что беспокойства насчет дефицита американской валюты обострились в 2008 году, в разгаре финансового кризиса. Тем не менее, именно с 2014 года количество таких статей неуклонно растет.

Введение плавающего валютного курса не до конца решило проблему параллельных рынков – в первую очередь, в таких государствах, как Нигерия – потому что de facto нормирование обмена национальной валюты на доллары остается очень распространенным явлением. В то же время, обесценивание или девальвация (которая была даже более драматичной на черном рынке) не сильно увеличит экспорт, потому что сырьевые товары (цены на которые держатся на прежнем уровне) доминируют на внешнем рынке этих стран, в то время как государственные и частные долги выражены в долларах США.

Гораздо более серьезным вопросом, требующим незамедлительных действий, является то, что дефицит доллара привел к нехватке продовольствия в странах, которые сильно зависят от импорта продовольствия – таких, как Египет и Венесуэла, а также в большей части стран Африки, расположенных к югу от Сахары. В условиях сжатия импорта, которое приводит к дефициту ресурсов и стремительному росту цен на черном рынке, наиболее уязвимые группы населения подвержены серьезной опасности.

План Маршалла, щедро предоставлявший субсидии, был разработан для того, чтобы сократить дефицит доллара в послевоенной Европе. Ничего похожего на этот план не предвидится в ближайшем будущем. В нынешних обстоятельствах, более вероятным кажется вариант 1980-х годов, когда молодые, развивающиеся страны присоединялись к программам МВФ. Вероятно, это даст возможность Китаю восполнить этот пробел и стать лидером.

Источник: https://www.project-syndicate.org/commentary/return-of-dollar-shortages-by-carmen-reinhart-2016-10

Поддержка сайта Nowmedia