Экспертное мнение

Во сколько американцам обходятся ООН и НАТО?
Богуславская Юлия Константиновна
Кандидат политических наук, доцент кафедры американских исследований Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ)
Опубликовано: 10.02.2017
В рамках спецпроектов: В мире, Внешнеполитическая экспертиза

Достаточно внушительный военный потенциал стимулирует у части европейской элиты желание избавиться от становящейся всё более дорогостоящей опеки Вашингтона. Ответом на уже традиционную критику избранного президента США Дональда Трампа в адрес НАТО как устаревшей структуры стало весьма примечательное заявление французского премьера Бернара Казнева о необходимости создания независимой системы обороны Европы. Сколько стоили американцам ООН и европейское НАТО?


То, что мы наблюдаем в отношениях президента Трампа и европейских союзников США, что нашло выражение в цитируемых выше заявлениях г-на Казнёва – это своеобразная проба сил. Дональд Трамп оказывает дипломатическое давление, в Европе сопротивляются ему на риторическом уровне.

Проект создания европейской армии не нов, однако его реализация идёт настолько медленно, что его успех вызывает сомнение. Медленный экономический рост, старение населения, наплыв беженцев из ближневосточных стран – всё это будет мешать европейским странам принять волевое решение и направить средства на военные нужды.

Однако принципиально изменить ситуацию может только нежелание или очевидная неспособность США защитить Европу в случае возникновения действительно серьёзной угрозы безопасности.

Дональд Трамп не ставит под вопрос необходимость сохранения НАТО. Он лишь говорит о том, что организация должна уделять больше внимания борьбе с терроризмом. Плохие новости для тех, кто настаивает на необходимости противостоять российской угрозе. Пока весьма сомнительно, что происходящее способно внести существенные коррективы в архитектуру европейской безопасности. Однако последнее время, помимо общего недоверия в европейских столицах к персоне нового американского президента, наметились расхождения между союзниками по обе стороны Атлантики в подходах к ведению международной политики. Ставка на политику в духе Realpoltik и укрепление силового потенциала, которая делается Вашингтоном сегодня, не вызывает понимания у европейцев, которым намного ближе либеральные подходы ушедшей администрации. Трансатлантические отношения могут дальше ухудшиться, если у европейцев усилятся подозрения в том, что США могут через их голову заключить «сделку» с кем-либо из великих держав, прежде всего, с Россией.

Однако о механике и финансовой стороне упомянутых политических процессов необходимо рассказать подробнее.

Так сколько стоит НАТО?

Размер прямых расходов США на поддержание деятельности Организации Североатлантического договора несложно вычислить на основании самой свежей информации, представленной в открытом доступе на сайте организации.

Прямые расходы стран формируют бюджет, находящийся в распоряжении организации:
1. Гражданский бюджет (содержание штаб-квартиры, заработная плата сотрудников) – 234,4 млн. евро (на 2017г.)
2. Военный бюджет (содержание интегрированной структуры командования) – 1,29 млрд. евро (на 2017г.)
3. Программа НАТО по инвестированию в безопасность (NATO Security Investment Programme – расходы на укрепление военного потенциала организации) – 655 млн. евро (на 2017 г.)

Таким образом, совокупный бюджет на 2017 г. – 2 179 400 000 евро (здесь, однако, не учтены расходы стран-участниц на совместную разработку и закупку военного оборудования, общие программы, трастовые фонды и т.п., которые организация в той или иной мере курирует). Планирование этих расходов осуществляет сама организация, от государств участников требуется посильное участие путём предоставления средств в зависимости от возможностей каждой из стран. Информацию о том, сколько составляет доля каждого государства-участника, можно также найти на официальном сайте организации. Разумеется, Вашингтон покрывает наибольшую часть совокупных прямых расходов, его доля обычно составляет около 22%. Для сравнения: в 2017 году вклад США в процентном выражении составит 22,17%, ФРГ – 14,65%, Франции – 10,63%, Великобритании – 9,85%, остальных – ещё меньше. Из восточноевропейских стран наибольший вклад вносит Польша, её доля в общих прямых расходах составляет 2,71%.

Таким образом, в численном выражении расходы США составят 482 519 160 евро – чуть менее полумиллиона. Однако много ли эта цифра говорит нам о том, сколько США реально тратят на НАТО?

Наибольший интерес представляет то, что может быть отнесено к категории непрямых расходов, т.е. тех, средств, которые тратятся на проведение различных операций НАТО военного и невоенного характера. Здесь государства-члены организации самостоятельно принимают решения о форме и объёме своего участия. То же самое относится и к случаям, когда на кого-либо из членов пакта совершено военное нападение. Как известно, Ст.V не требует автоматизма в применении военной силы, она лишь обязывает государства-подписанты в случае агрессии против одного из них посовещаться и принять те ответные меры, которые они посчитают необходимыми.

Самыми дорогостоящими являются экспедиционные миссии альянса. Так, к примеру, по подсчётам американского исследовательского проекта «Стоимость войны» (Cost of War Project), совокупные расходы США «на Афганистан» составили 783 млрд. дол. Помимо непосредственно военных статей, необходимо учитывать также средства, потраченные на гуманитарную помощь (45 млрд. дол.), а также на поддержку армии и полиции Афганистана (68 млрд. дол.).

Что касается соотношения вкладов Вашингтона и его союзников в проведение совместных операций, то здесь аналитики корпорации РЭНД видят некоторый прогресс. Если американцы играли доминирующую роль в операции «Союзная сила» 1999 г. в Югославии, предоставив 70 % авиации и совершив более 80% боевых вылетов, то в 2011 году в войне против режима Муаммара Каддафи большинство вылетов приходилось на европейских союзников, прежде всего, Соединённое Королевство и Францию (NATO and the Challenges of Austerity. RAND Report). Однако технологическое превосходство США и в Ливии продолжило играть значимую роль в успехе операции.

Сегодня Североатлантический альянс не вовлечён в проведение крупных военных операций. Организация осуществляет поддержку национальных сил безопасности в Афганистане (операция «Решительная поддержка») и в Косово, участвует в обеспечении безопасности в Средиземном море (операция «Морской страж»), оказывает помощь Африканскому союзу и инспектирует воздушное пространство своих членов в связи с декларируемым усилением российской угрозы. Крупнейшей сегодня называют операцию «Решительная поддержка», в которой задействовано около 13 332 человек, наиболее значительный по численности контингент предоставили опять же Соединённые Штаты – 6 941 человек (сведения на январь 2017 года)

Операции Североатлантического альянса затратны, их результаты вызывают обоснованную критику. Однако они служат важной цели – демонстрации своим европейским союзникам, а отчасти и всему миру, что в сфере безопасности отсутствуют значимые альтернативы НАТО, где доминирующую роль играют Соединённые Штаты.

Важнее, на наш взгляд, другое. НАТО – это не просто международная организация, это военно-политический союз. Достоверность гарантий, которые он предоставляет своим членам, а также его способность сдерживать агрессивные намерения потенциальных противников обычно измеряется величиной военных бюджетов входящих в него стран.

На сегодняшний день 72% всех военных расходов государств-членов НАТО приходится на Соединённые Штаты (военные расходы страны, по данным Стокгольмского института мира, в 2015 году составили 596 млрд. долларов, что обеспечило ей первое место в мире).

Союзники США по НАТО существенно отстают, что вызывает раздражение в Вашингтоне. С одной стороны, Соединённые Штаты стремятся не допустить чрезмерного военного усиления европейских стран (всех вместе или по отдельности), чтобы те не смогли проводить самостоятельную политику. С другой стороны, опасаясь «имперского перенапряжения» и пытаясь умерить недовольство своих налогоплательщиков, Вашингтон призывает союзников больше тратить на оборону.

Для того, чтобы убедить союзников в достоверности данных им гарантий, одной величины военного бюджета недостаточно. Важно убедить их в наличии намерения их защитить в случае необходимости. Для этого США сохранили своё военное присутствие в Европе и даже наращивают его. Так, по данным, публикуемым Европейским командованием ВС США, сейчас около 62 тысяч военнослужащих США размещены в Европе, что, конечно, намного меньше, чем во времена «холодной» войны, когда численность американских солдат могла в отдельные периоды достигать 400 тысяч.

В январе 2017 года в Польше на ротационной основе были размещены ещё 1000 военнослужащих США, а также 87 танков и 144 бронированных машины. Уходящая администрация Б. Обамы почти в четыре раза увеличила финансирование Инициативы по поддержанию безопасности в Европе (European Reassurance Initiative) на 2017 финансовый год – до 3,4 млрд. дол. Принятие в США указанной инициативы позволило им усилить своё военное присутствие на восточном фланге НАТО.

Администрация Д. Тампа заявила о намерении увеличить американские расходы на оборону, однако в качестве основного фокуса политики США заявлена борьба с терроризмом, прежде всего, с ИГ.

Поддержание НАТО затратно для Соединённых Штатов, однако оно является залогом доминирования Вашингтона в сфере безопасности в Европе. Сохранение такого доминирования американским стратегам кажется единственным способом уберечь старый континент от сползания к ситуации 30-х годов XX века, характеризовавшейся жёстким силовым соперничеством европейских государств.

ООН Vs. НАТО

Доля взносов США в регулярный бюджет ООН на 2016-2017 гг., как и в случае НАТО, составит 22%. На указанный период утверждён бюджет организации в размере 5,4 млрд. дол. Таким образом, в численном выражении США внесут в регулярный бюджет Организации Объединённых Наций 1 188 000 000 долларов. К этой сумме следует прибавить взносы на проведение миротворческих организаций ООН. Утверждённый бюджет ООН на операции по поддержанию мира на 2016-2017 финансовый год составит 7,87 млрд. дол., из которых 28,57% приходится на долю Соединённых Штатов (2 248 459 000 долларов), крупнейшего донора Организации. По состоянию на 31 декабря Соединённые Штаты принимали участие в восьми из 16-ти действующих миротворческих миссий ООН. В указанных 8-ми миссиях задействованы всего 72 представителя США.

В отношении обсуждаемых планов администрации Д. Трампа снизить финансирование подразделений ООН, в первую очередь, за счёт тех подразделений и структур, которые предоставляют статус полноправного члена Палестинской национальной администрации, а также поддерживают отмену санкций в отношении КНДР и Ирана, считаем нужным указать на негативный эффект таких мер, если они будут приняты. С одной стороны, урезание финансирования указанной организации вызовет удовлетворение у некоторых консервативных республиканцев, которые считают подобные ООН институты не только бесполезными, но и вредными, так как те стремятся ограничить действия США. Поддержку эти действия получат также от сторонников укрепления союзнических связей с Израилем и жёсткой линии в отношении КНДР и Ирана.

Тем не менее, необходимо принимать в расчёт репутационные издержки, которые в случае существенного сокращения финансирования ООН могут понести Соединённые Штаты. После окончания «холодной» войны США претендовали на роль «либеральной империи», т.е. поставщика «общественных благ» на мировой арене, таких как поддержание общих для всех правил игры в международных отношениях, безопасности, соблюдения прав человека, свободы торговли и т.д. Поддержка деятельности ООН в этом отношении - ключевой индикатор искренности намерений Вашингтона в данном направлении.

Наметившийся в первые дни президентства Д. Трампа крен в сторону наращивания силового потенциала, организации отношений с ведущими мировыми игроками в стиле Realpolitik и нарочитое невнимание к либеральному наследию ушедшей администрации может сослужить плохую службу. Однако упомянутые репутационные издержки Вашингтон понесёт не в отношениях с такими игроками, как Россия или КНР, которые такую репутацию США уже давно и последовательно ставят под сомнение. Ущерб будет нанесён, скорее, взаимопониманию с европейскими союзниками, которые. не желая принимать сложные решения и подключаться к военному строительству, выступают в поддержку либеральной повестки дня на мировой арене.

Материал подготовлен в сотрудничестве с Информационно-аналитическим агентством "Внешнеполитическая Экспертиза".

Поддержка сайта Nowmedia