Экспертное мнение

Семен Франк: размышления о Русской революции
Челнокова Алла Юрьевна
Кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории ГАОУ ВО МГПУ, Институт гуманитарных наук и управления
Опубликовано: 12.04.2017
В рамках спецпроекта: В стране

С. Л. Франк активно участвовал в процессе нового социокультурного самоопределения России, но не был в нем фигурой первой величины. Его имя традиционно последним прибавляется к именам Николая Бердяева, Сергея Булгакова, Петра Струве. Вместе с тем, Франк интересен своим спокойно-уравновешенным подходом, который составляет и суть его философии, и  основную черту его социально-политической мысли. 

В период с 1917 по 1922 гг., пытаясь понять Великую Русскую революцию,  он пишет серию религиозно-философских и политических статей.

Франка привлекала идея преобразования России в общество, основанное на принципах права и демократических выборов. В апреле 1917 г. он писал: «Для всякого сколько-нибудь образованного, мыслящего и добросовестного социалиста – сколь бы радикальных воззрений он ни держался – совершенно очевидно, что в условиях свободной политической мысли, при полной, абсолютной обеспеченности свободы слова, собраний, профессиональных и политических союзов, при демократическом избирательном праве, все интересы рабочего класса могут быть защищены и осуществляемы мирным, правовым путем» [2: с. 29] .

Вместе с тем, Франк с большой тревогой наблюдал за развитием революционных событий. Свое беспокойство он выразил в статье «Демократия на распутье», опубликованной  в первом номере журнала «Русская свобода», который начал издавать П. Струве в марте-апреле 1917 г.

Франк рассуждает о том, что произошла замечательная революция, объединившая в одно движение столь разные группы, как националисты и эсеры. Однако теперь Россия оказалась перед выбором между двумя нравственными путями, двумя совершенно разными видами демократии: «Демократия… как бескорыстное, самоотверженное, ответственное служение высшей правде, каким должна быть всякая власть…и…. демократия -  лишь средство, чтобы сделать народ хозяином материальных благ страны и тем дать ему сполна насладиться жизнью. Власть есть здесь для народа лишь его право и могущество, а не обязанность и служение. Это есть путь ненависти и произвола, путь разнуздания темных, низменных инстинктов…» [1: с. 15-16].

Суть «двух демократий» у Франка становится яснее в его следующей статье «Нравственный водораздел в русской революции», появившейся во втором номере «Русской свободы»  26 апреля.  Уже в этой статье Франк рассматривал Ленина и его последователей как главных представителей беззаконной формы демократии: «Сколько бы нам не кричали о борьбе между «буржуазией» и «пролетариатом», как бы ни пытались гипнотизировать нас старыми, трафаретными словами, ни один здравомыслящий человек не может не сознавать, что – несмотря на бесспорную наличность разногласия в классовых интересах – это деление не имеет существенного политического значения… Керенский и Плеханов почти только говорят иными словами, чем Милюков и Гучков, но делают одно и то же; и с другой стороны, социалисты Керенский и Плеханов в реальных своих устремлениях не имеют ничего общего с социалистами «большевиками» и Лениным, и борьба между этими двумя направлениями в социализме есть в настоящий момент, может быть, самая важная и глубоко захватывающая политическая борьба» [3: с. 37-38].

25 апреля Франк закончил новую статью для «Русской свободы» – «О благородстве и низости в политике», - в которой выразил глубокую озабоченность по поводу «урагана классовой ненависти» и «нравственного яда насилия», «вошедшего вовнутрь народного организма». После приезда Ленина, заявлял Франк, принесшего с собой атмосферу крайнего сектантства («хлыстовские радения»), страна погрузилась в пучину вечной подозрительности, везде видя контрреволюционеров. В статье он отмечал: «Страшно подумать, но кажется, что мы неудержимо катимся в пропасть» [2: с. 26, 27, 30].

События октября 1917 г. С.Франк сравнивал «с грозными, полными библейского ужаса мировыми событиями внезапного разрушения великих древних царств» [6: с.301]. Такое ощущение философ передает в одной из важнейших своих статей «De profundis»,  вошедшей в сборник публицистики «Из глубины», который, по сути, представлял собой продолжение знаменитых «Вех» и создавался по инициативе П.Б. Струве как выражение оппозиции большевизму.

Авторы сборника подвели итоги произошедшей пролетарской революции и предрекли катастрофу гражданской войны. В целом статьи носили различный характер, но через всю книгу красной нитью проходили религиозная и национальная темы, а также скорбь о судьбе, постигшей Россию. Это была реакция на то, что Франк назвал «самоубийством великого народа» [5: с.301].

Основная мысль политической статьи Франка заключалась в том, что Россия скатилась в духовную пропасть и нуждается в воскрешении. Интеллектуальная концепция: революция – следствие секуляризации европейского общества. Однако Франк считал, что у России, в отличие от Запада, нет глубоких духовных традиций, которые служат корнями западных реформ и придают им стабильность.

Франк полагал, что политический мир – не главная сила в истории; политические партии, правительство и народы не являются целью жизни. Скорее, они – продукт жизни, основанной на истинных началах. По Франку, либералы и консерваторы имели один и тот же духовный фундамент, несмотря на то, что их партии выражали различные взгляды.

Политика, писал Франк, зависит от двух вещей: вдохновенного меньшинства, берущего на себя руководство, и нравственного, интеллектуального, культурного состояния масс: «Общий политический итог всегда, следовательно, определен взаимодействием между содержанием и уровнем общественного сознания масс и направлением идей руководящего меньшинства» [5: с.305].

Таким пониманием природы политической власти проникнута его статья «Из размышлений о Русской революции», которую С. Франк написал уже  в Германии. В ней главным образом говориться о необходимости обращения к духовным основам народа: «Только тот сможет победить революцию и свергнуть установленную ею власть, кто сможет овладеть ее внутренними силами и направить их на рациональный путь. Только тот, кто сможет – как в свое время большевики – найти отправную точку для собственных устремлений…только тот сможет победоносно утвердить собственные политические идеалы» [4: с.256].

В этом смысле Франк видел силу большевиков в их великом умении овладевать общественным сознанием страны и использовать его. Сущность революции, писал он, - «преодоление одной веры другою» [4: с.258], и, добившись этого, большевики сумели завладеть умами населения и захватить власть. Много лет спустя Франк говорил, что оппозиционному движению, чтобы спасти Россию от большевизма, нужно было бы точно так же уметь эксплуатировать народные претензии: «Единственная возможность спасения России в первые годы большевизма лежала бы в некоем антибольшевистском крестьянском движении под лозунгом «земля и свобода», движении, руководимом каким-либо гениальным политиком – демагогом» [6: с.126].

Литература

1. Франк С.Л. Демократия на распутье // Русская свобода. 1917, март, № 1. С. 13-17.

2. Франк С.Л. О благородстве и низости в политике // Русская свобода. 1917. № 2. С. 26-31.

3. Франк С.Л. Нравственный водораздел в Русской революции // Русская свобода. 1917. № 2. С. 34-39.

4. Франк С.Л. Из размышлений о Русской революции //Русская мысль. 1923. № 6-8. С. 238-270.

6. Франк С.Л. De Profundis // Из глубины. Сборник статей о русской революции. М.: «Новости», 1991. С. 299-322.

7. Франк С.Л. Биография П.Б. Струве. Нью-Йорк: Изд-во Чехова, 1956. - 238 с.

Поддержка сайта Nowmedia