Статья

Риски беспечного отношения к задолженности
Опубликовано: 14.10.2016
В рамках спецпроекта: В мире

«Общество платит – государство тратит. Нет такого понятия, как непокрытый дефицит». Так говорил Джон Мейнард Кейнс в «Трактате о денежной реформе».

Риски беспечного отношения к задолженности

Однако Роберт Скидельски, написавший авторитетную трехтомную биографию Кейнса, не согласен с этим утверждением. В своем последнем комментарии, озаглавленном «Пугало государственного долга», Скидельски выбрал достаточно покровительственный тон повествования, в котором обычно разговаривают с маленькими детьми и домашними животными. Рассказывает он о своем пожилом, старомодном, финансово неграмотном друге, без всяких оснований переживающем по поводу растущего государственного долга, который тяжелым грузом ляжет на плечи будущих поколений.

Если бы точка зрения Скидельски состояла в том, что некоторые экономики, включая экономику Соединенных штатов, выиграют оттого, что расходы на инфраструктуру повысятся, пусть даже ценой увеличения долга, я бы полностью согласилась. Веские причины для того, чтобы увеличить инвестирование в США – это ухудшающаяся инфраструктура, медленный рост, низкие процентные ставки, ограниченные возможности для дальнейшего монетарного стимула. Для США такой стимул может быть особенно благоприятным, в свете того, что ФРС повышает процентные ставки (хоть и медленно), в то время как в других странах они либо уменьшаются, либо прочно стоят на месте и весьма вероятно, что доллар в таких условиях усилится.

Однако Скидельски пошел другим путем. В своей статье, содержащей критику на комментарий Кеннета Рогоффа, он утверждает, что глупо беспокоиться о среднесрочном долге стране, которая может выпускать долговые обязательства в своей собственной валюте. Вы можете называть меня старомодной, но это утверждение попахивает безалаберностью и, более того, его не подтверждают факты. Скидельски путает две научные работы – по долговым обязательствам и по экономическому росту. Первая - моя научная работа, написанная в 2012-м году, в которой представлены предполагаемые данные, вызывающие опасения. А вторая - написана мной совместно с Кеннетом Рогоффом и Винсентом Рейнхартом, в которой таких данных не было.

Такое небрежное отношение от знатока Кейнса разочаровывает. По прочтении статьи «Как оплачивать войну», я не могу прийти к выводу, что Кейнс считал военные долги только лишь «пугалом» для Великобритании. Ведь государственная машина Бреттон-вудской системы, созданию которой мы обязаны Кейнсу, была призвана облегчить трудный переход из состояния задолженности.

Доводы в пользу краткосрочного финансового стимулирования, даже в форме повышения затрат на инфраструктуру, разбиваются о среднесрочные перспективы роста экономик, уже обремененных серьезными долговыми обязательствами, о важные правовые обязательства, о стареющее население, а также об устойчивую тенденцию смещения потенциального роста объема производства.

Как отметил Скидельски, с 2008-го года задолженность Великобритании и США (в том числе) значительно выросла, тогда как процентные ставки остались низкими или даже сократились. Можем ли мы сделать вывод, что крупная задолженность не связана с низким экономическим ростом, причина которому – высокие процентные ставки (что вытесняет расходы частного сектора)?

Далее в исследовании, проведенном совместно с Рогоффом и Рейнхартом, вы прочтете, что «мало предложить систематическое сопоставление между крупнейшим увеличением средних процентных ставок и крупнейшим (отрицательным) различием в росте долгового бремени в течение выделенных эпизодов».

В нашем исследовании мы рассмотрели 26 эпизодов высокого долга между 1800 и 2011 годами, внимательно наблюдая за темпами роста и уровнем реальных (с поправкой на инфляцию) процентных ставок. В 23-х из этих эпизодов рост был ниже, а в восьми – замедлился, а реальные процентные ставки, в то же время, оставались примерно одинаковыми или же их крайние значения были ниже. Бремя задолженности Японии (долг полностью в национальной валюте), которое берет начало в 1995 году, иллюстрирует эту закономерность.

В чем причины сосуществования высокой задолженности и медленного экономического роста, несмотря на дешевое финансирование?

Высокие уровни задолженности не просто могут сдерживать, а сдерживают возможности страны бороться с неблагоприятными неожиданностями. Например, некоторым крупнейшим банкам Италии был поставлен диагноз – приближающаяся неплатежеспособность, что требует значительной рекапитализации. Неудивительно, что потребительская уверенность итальянских домохозяйств и фирм пошатнулась, за чем последовал отток капитала. Если бы задолженность Италии не составляла 130% от ВВП, то, может быть, правительство было бы более благожелательно настроено вкачивать ресурсы в решение проблем затянувшихся банковских операций и падающей потребительской уверенности?

Наше исследование от 2012-го года выявило три текущие государственные задолженности, которые тянутся с середины 90-х годов – это задолженности Греции, Италии и Японии. В сравнении с развитыми экономиками других стран, эти три экономики демонстрируют наихудшие показатели роста. Безусловно, экономические показатели любой страны зависят от многих факторов. Но мнение о том, что низкий рост приводит к увеличению задолженности, хотя и важно это учитывать при оценке циклических эффектов обратной связи, вряд ли объяснит двадцатилетний опыт этих трех стран.

Сложно представить, что восстановление экономического роста Греции будет иметь устойчивый характер, и что оно обойдется без дополнительных факторов риска и списания долга от официальных кредиторов Греции, на которых сейчас приходится бо́льшая часть долга. Италия зависит, главным образом, от продолжительных масштабных закупок облигаций Европейским центральным банком (его сальдо в последнее время выросло, что говорит об оттоке капитала). Банк Японии всё больше затягивает с погашением долгов для того, чтобы вызвать рост инфляционных ожиданий и роста цен, которые могут помочь подорвать значение просроченной задолженности. ( "Потому что инфляция является мощным сборщиком налогов", - как заметил Кейнс). Другие страны – такие, как Португалия - также борются с низкими темпами роста и слабыми финансовыми позициями.

Опасения по поводу уровня долга (государственного и частных) в настоящее время выходят за пределы стран с развитой экономикой на многих развивающихся рынках. Я не могу привести пример государства, которое обеспокоено тем, что оно имеет слишком низкий уровень задолженности. Может быть, это происходит потому, что долговое «пугало» имеет зубы.

Скидельски не нуждается в напоминании об исторических фактах, однако, стоит отметить, что более десятка стран с развитой экономикой получили облегчение бремени задолженности в той или иной форме во время депрессии 1930-х годов. Подход, при котором текущая задолженность игнорируется, скорее всего, сильно различается в разных странах. Настало время уделять больше внимания реструктуризации долга (которая имеет целый спектр опций), а не накапливать еще больше долгов.

Источник: https://www.project-syndicate.org/commentary/skidelsky-wrong-on-debt-by-carmen-reinhart-2016-09

Поддержка сайта Nowmedia