Экспертное мнение

О перспективах реализации проекта газопровода ТАПИ
Хавкин Андрей Александрович
Студент Факультета международных отношений и зарубежного регионоведения
Опубликовано: 19.06.2017
В рамках спецпроектов: В мире, Внешнеполитическая экспертиза

Проект ТАПИ – газопровод, который должен пройти через территорию Туркменистана, Афганистана, Пакистана, Индии. В этой схеме Туркменистан и Афганистан участвуют как поставщики газа, а Пакистан и Индия как главные его потребители. 

По идее, ТАПИ должен был стать основным газопроводом, который соединит страны Центральный Азии в единую сеть газопотока. Однако, в связи с рядом политических и экономических причин проект ТАПИ был труднореализуем до настоящего времени. Во-первых, главным инициатором проекта был Туркменистан, который не мог единолично материально и политически обеспечить реализацию проекта. Во-вторых, реализация ТАПИ во многом зависела от нестабильной политической ситуации в Афганистане, когда потенциальная постройка газопровода может обернуться угрозой региональной и международной безопасности. По этой причине ТАПИ был не слишком привлекательным для иностранных инвесторов.

Ситуация начала меняться с постепенной смены политических лидеров в Центральной Азии. Главным образом, это касается Узбекистана, в котором на президентских выборах в декабре 2016 года победил Шавкат Мирзиёев. Он задал вектор на сближение со странами-соседями, с которыми Узбекистан имел давние разногласия. По итогам второго официального визита в Туркменистан Шавката Мирзиёева в марте 2017 года, в Ташкенте официально заявили о желании участвовать проекте ТАПИ в рамках сотрудничества с Ашхабадом, а национальная холдинговая компания «Узбекнефтегаз» и государственный концерн «Туркменнебит» подписали меморандум о взаимопонимании, в рамках которого будет осуществляться совместная разработка туркменского шельфа Каспийского моря.

Заявление о подключении Узбекистана к проекту ТАПИ лишь на первый взгляд предстает в невыгодном свете для Туркмении. Туркменистан полностью зависит от экспорта своего газа, поэтому больше всех нуждается в реализации ТАПИ, поэтому в лице Узбекистана Туркмения получает надежного партнера, который увеличивает привлекательность проекта для инвесторов, и с которым можно разделить возможные риски. Также Узбекистан имеет влияние на приграничные районы Афганистана и может помочь в стабилизации ситуации. Кроме того, многие эксперты сомневаются в возможностях Туркменистана обеспечить достаточную заполняемость газопровода, однако при помощи узбекского газа это представляется вполне реальным. Узбекистан, в свою очередь, стремится к преодолению укрепившейся за долгие годы изоляции. Ташкент хочет наладить экономические связи со странами Центральной Азии, диверсифицировать свои газовые потоки. Участие в проекте ТАПИ и партнерство с Туркменистаном дает дополнительные возможности Узбекистану, чтобы претендовать на роль регионального лидера.

Что касается Афганистана, то страна будет получать от участия в ТАПИ около 1 млрд. долларов ежегодно, поэтому Кабул заинтересован в обеспечении безопасности для газопровода. Пакистан также может поспособствовать урегулированию ситуации в Афганистане, как сторона, заинтересованная в туркменском и афганском газе. В 2015 году министр обороны Пакистана Хаваджа Асиф даже заявил, что при необходимости Пакистан может воспользоваться своим влиянием на Талибан для обеспечения безопасности трубопровода, так как Афганистан не способен обеспечить должной защиты ТАПИ. А в официальном послании президента Пакистана Мамнуна Хусейна президенту Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедову говорится о заинтересованности Пакистана в сотрудничестве с Туркменией в энергетической сфере. США поддерживает проект ТАПИ, так как это усиливает роль США в регионе, дает им возможность контролировать часть газовых поставок в ЕС и КНР, ослабляет влияние всех ключевых блоков региона, включая ШОС. Кроме того, при реализации ТАПИ происходит усиление изоляции Ирана, как еще одной газовой державы.

Таким образом, на сегодняшний день существуют предпосылки для реализации проекта ТАПИ. Если этот сценарий будет осуществлен, произойдет усиление взаимодействия стран Центральной Азии, в особенности прямых и опосредованных участников ТАПИ. Это ослабит все ключевые блоки в регионе. Узбекистан и Казахстан смогут претендовать на роль региональных лидеров. Это может ослабить экономические и политические позиции России в Центральной Азии, так как в этом случае ряд стран будут отдавать предпочтение туркменскому и узбекскому, а не российскому газу. Усилится влияние США на центрально-азиатский регион.

Материал подготовлен в сотрудничестве с Информационно-аналитическим агентством "Внешнеполитическая Экспертиза".

Поддержка сайта Nowmedia