Экспертное мнение

Нами лирика в штыки неоднократно атакована
Кацис Леонид Фридович
Профессор, заведующий учебно-научной лабораторией мандельштамоведения РГГУ
Опубликовано: 03.05.2017
В рамках спецпроекта: Наука и образование

Вышел в свет 4 том академического собрания сочинений В.В. Маяковского, подготовленный в Институте мировой литературы РАН.

mayakovsky4.jpg

Это очень интересное событие, так как книга завершает первую серию собрания «Стихотворения». «Поэмы», «Статьи», стенограммы, письма и т.д. – отдельные серии, включая громадную альбомную вставку в нескольких томах по «Окнам РОСТА».

Пришло время подвести некоторые итоги.

Скажем сразу, что 3 и 4 тома, подготовленные уже в наше время, куда лучше первых двух, годы подготовки которых пришлись на рубеж 1990-х, хотя опубликованы они совсем недавно.

Тома, готовившиеся под руководством давно покойного Р.В. Дуганова, являются памятниками своего времени. Разумеется, в них названо куда больше имен соратников и противников раннего Маяковского, чем в советском «оттепельном» издании, завершенном в 1961 году. Понятно, что поклонник В. Хлебникова Р. Дуганов мог себе позволить многое и в контексте русского авангарда. Но всему этому уже более 20 лет совсем новой истории России.

Обидно, что именно такой мемориальный том стоит у истоков этого собрания сочинений.

Именно характер 3 и 4 томов, при всех к ним претензиям, показывает, что даже такой же точно уровень подготовки 1 и 2 томов сделал бы собрание изданием уже нового времени.

Мы менее всего считаем, что выход «Стихотворений» в ПСС Маяковского – событие неважное. Наоборот. К тому же, проделана громадная и качественная библиографическая и текстологическая работа, которую можно принять если не за образцовую, то за вполне достойную.

Обидно, что когда выйдут в свет тома статей и публицистики именно авангардного, футуристического и раннесоветского периода, они в любом случае будут подготовлены на уровне, близком к необходимому в наше время. Есть время сделать это и с поэмами. А вот самое ценное в Маяковском для читателя, да и для школьника, и учителя – лирика, - останется где-то на полпути от «лучшего и талантливейшего поэта нашей советской эпохи» к поэту, у памятника которому в конце 1950-х зарождалось и диссидентство, и новая русская поэзия, только-только выходившая к читателям в дни подготовки первого тома собрания.

Сейчас у нас есть историческая дистанция и по отношению к давним временам жизни Маяковского, и даже по отношению к т.н. «воскресению Маяковского», а, по сути, к попыткам вывести его за скобки актуальности в середине 1980 - начале 1990-х, и к возвращению поэта в актуальный поэтический контекст, и превращению его «Окон РОСТА» в рекламу пластиковых окон на наших улицах.

Сегодня уже не Маяковский Пушкину, а наши современники дают поэту «в рекламу ГУМских дам».  

И если мы «ищем речи точной и нагой», то, радуясь выходу в свет завершающего тома академической лирики Маяковского, спросим себя словами любимого Маяковским Н. Чернышевского «Что делать?», особенно, если в происшедшем никто не виноват.

Не стоит ли последовать словам поэта и заложить динамиту под бумажный памятник Маяковскому ранней перестройки с известным результатом: ну-ка, дрызнь!, и издать пару первых томов по-новой?

И это будет новая жизнь Маяковского, а не, говоря словами Пастернака, «вторая смерть поэта, в которой он неповинен». Тогда и следующие тома собрания будет готовить легче и веселей. Ведь правду говорить всегда легко и приятно.

Поддержка сайта Nowmedia