Экспертное мнение

«Корейский конфликт»: экономический аспект
Арский Александр Александрович
Кандидат экономических наук, доцент кафедры теории и практики таможенного дела Московского финансово-юридического университета (МФЮА), учредитель и ответственный редактор научно-практического журнала «Маркетинг и логистика»
Опубликовано: 17.04.2017
В рамках спецпроектов: В мире, Внешнеполитическая экспертиза

Информационные поводы прошедшей недели, иллюстрирующие ситуацию вокруг Корейского полуострова, сформировали у некоторых обывателей на разных континентах устойчивое чувство тревоги по поводу приближающегося ядерного апокалипсиса.

В последние годы США, затратив сотни миллиардов долларов на «военные учения», сделали все возможное не только для нагнетания истерии вокруг двусторонних отношений КНДР и Южной Кореи, но и для формирования устойчивого и очень опасного очага напряженности в Желтом и Японском море. Не претендуя на роль судьи, эксперт предлагает рассмотреть экономические аспекты возможного военного противостояния в регионе и те выгоды, которые получают его участники в случае действия военного положения и фиксирования состояния войны между государствами в различных международных организациях.

Экономические аспекты, преследуемые США

1. Обвал японской экономики может быть на руку тем, кто заинтересован в переделе глобальных рынков и списании «проблемных долгов». Естественно, что паника на Токийской фондовой бирже (вторая в мире по объему рыночной капитализации) в случае военного конфликта всколыхнет фондовые площадки по всему миру, и американские в том числе. Ниспадающая инерционная динамика будет наблюдаться и после вероятного конфликта. 2. Блокирование торгового и гражданского судоходства в зоне военного конфликта – Желтое и Японское море. Установление бесполётной зоны, запрет на торговое и гражданское судоходство негативно отразится на экономике КНР, которая доминирует в морском трафике Желтого моря. 3. Создание ядерной угрозы на непосредственной границе России (Дальний Восток). Непосредственное нахождение американского флота близ российских границ – это сигнал не только Москве, но и Пекину.

Комбинируя данные факторы, можно, как пазлы, выложить картину интересов американских корпораций уже в торговой войне с Европой и КНР. Удар по логистике Желтого моря и лихорадка на фондовых рынках отразится на европейских компаниях не в последнюю очередь – многие европейские производства работают в КНР, и их материальный поток проходит через напряженный трафик Желтого моря и далее в Европу.

Экономические эффекты для КНДР

1. Ким Чен Ын бодро принимает военный парад, посвященный 105-летию своего дедушки – Ким Ир Сена, выходит из лимузина (наверняка не корейского производства), ступая на красную дорожку, также на параде замечены современные иностранные автомобили, которые явно входят в перечень «санкционных запретов». Это уже сигнал, который КНДР посылает своим оппонентам о преодолении различных санкционных режимов в деле укрепления обороноспособности страны.
2. Идеология и условия жизни граждан КНДР позволят им преодолеть не только санкционные трудности, но и трудности военного периода без значительного потока беженцев в сопредельные государства. Данный вывод может быть подтвержден событиями войны во Вьетнаме в прошлом веке. 3. Отсутствие прямой военной поддержки КНР является для КНДР негативным аспектом, вероятно, КНР может ограничиться лишь поставкой гуманитарных грузов под предлогом сдерживания беженцев на свою территорию.

Комбинирование данных факторов свидетельствует о том, что для вероятного давления на КНДР со стороны как отдельных стран, так и мирового сообщества (ООН) недостает именно действенных экономических рычагов, отсутствие которых позволяет молодому лидеру КНДР проводить собственную политику и навязывать странам региона свою повестку дня в ответ на возможное открытое противостояние с США. Ситуация вокруг военной эскалации конфликта неоднозначна, анонимы в Пентагоне новость о неудачном пуске северокорейских ракет 16 апреля называют «хорошей новостью», информируют о нахождении в пятистах километрах от места запуска американских ВМС, способных «Томагавками» поразить данный полигон. Спорных моментов в этой связи два: если пуск был бы удачным, какие цели поразили бы ракеты КНДР? Может быть, их полетная дистанция как раз и составляет пятьсот километров? Сколько нужно «Томагавков» для второго за месяц нападения на суверенное государство с учетом того, что, по информации об аналогичном инциденте в Сирии, эффективность «Томагавков» составляет менее 40%?

Экономические эффекты для КНР

1. Отсутствие перспективы урегулирования конфликта в интересах КНДР лишает КНР части дипломатического веса в других более сложных вопросах региона (Тайвань и спорные острова в Южно-Китайском море). 2. Экономика КНР терпит убытки от возможной блокады Желтого и Японского морей, теряет конкурентные преимущества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Естественно, нельзя не учитывать интересы России в данном конфликте. Позиция России хорошо известна, отметим лишь один аспект, позволяющий снизить негативные эффекты для экономики КНР, – это возможность организации логистического распределения по территории России в условиях транзита, а также использование «Северного морского пути». Анализ вышеописанных факторов формирует необходимость исключительно дипломатического решения нарастающего конфликта, так как при реализации негативного сценария экономически проиграют все страны региона. 

Материал подготовлен в сотрудничестве с Информационно-аналитическим агентством "Внешнеполитическая Экспертиза".

Поддержка сайта Nowmedia