Экспертное мнение

Гибель царской семьи: мифы и версии
Пчелов Евгений Владимирович
Кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ.
Опубликовано: 24.06.2016
В рамках спецпроекта: В стране

Отречение императора Николая II от престола, последовавший затем арест Царской семьи и её гибель – одни из наиболее трагических страниц отечественной истории XX века. Обстоятельства этих событий до сих пор вызывают споры и окружены различными мифами, вплоть до откровенно фантастических (чудесное спасение тех или иных членов семьи или даже всех вместе).

Отречение императора состоялось 2 марта 1917 г. в вагоне царского поезда, стоявшего во Пскове, без двадцати минут в двенадцать ночи, однако, на документе, переданным депутатам Государственной Думы А.И. Гучкову и В.В. Шульгину, было поставлено более раннее время – 15 часов, чтобы не создалось впечатления, будто монарх принял решение под давлением представителей Думы. Этот документ, однако, был оформлен не в качестве манифеста (он вообще не имеет заголовка), а в качестве письма в Ставку, т.е. в Могилёв, на имя Начальника штаба генерала М.В. Алексеева. Уже затем он был опубликован в печати именно как Манифест. Оригинал письма был некоторое время неизвестен и обнаружен в 1929 г. во время «Академического дела», в настоящее время он хранится в ГА РФ.

Внешний вид и оформление этого документа, фигурировавшие в литературе воспроизведения его копий в недавнее время вызвали версию о том, что якобы этот документ представляет собой фальсификацию, из чего был сделан далеко идущий вывод, что и самого факта отречения якобы не было. Иными словами, чисто источниковедческий вопрос об истории конкретного документа и его копий превратился в отрицание самого отречения и, как следствие, в пространные и схоластические рассуждения о юридической незаконности упразднения в России монархии. Между тем, сам факт отречения Николая II от престола зафиксирован в большом количестве иных исторических источников (причём не только письменных), в том числе и вышедших из-под пера самих участников событий, включая и отрекшегося государя. Сторонники версии о «не существовавшем отречении» вынуждены идти ещё дальше, объявляя по сути сфальсифицированными все иные источники, включая и дневники Николая II. Излишне говорить, насколько смелой и неправдоподобной выглядит эта версия.

После отречения государя Временное правительство рассматривало вопрос об отправке Царской семьи за границу. 6 марта начались переговоры с Англией о вывозе семьи через Мурманск, и 9 марта было получено согласие британской стороны. Однако под давлением Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, требовавшего арестовать Царскую семью и не допустить её отъезда за рубеж, Временное правительство 7 марта приняло решение об аресте императора и семьи, но настояло на их оставлении в Царском Селе (представители Совета требовали заключения Николая II в Петропавловскую крепость). 10 апреля Георг V, под давлением политических настроений в Британии, отозвал своё предложение. До августа 1917 г. Царская семья оставалась под домашним арестом в Царском Селе. Затем Временное правительство решает отправить семью императора вглубь России и местом ссылки определяет Тобольск – город, находившийся в отдалении от основных коммуникаций, активной политической жизни и революционного брожения. С 6 августа государь с семьёй и приближёнными находился под арестом в Тобольске, а весной 1918 г. уже новые, советские власти перевезли Романовых в центр «красного Урала» – Екатеринбург. Там и произошло зверское убийство Царской семьи и их приближённых в ночь с 16 на 17 июля в подвале Ипатьевского дома, где семья находилась в заключении.

Бытуют различные версии о характере этого убийства, вплоть до фантастических, включая даже версию о ритуальном убийстве, которая в том числе якобы подтверждается некими четырьмя таинственными знаками, начертанными убийцами на стене дома (расшифровке этих знаков посвятил свою сомнительную с научной точки зрения работу, опубликованную ещё в 1920-х гг. под псевдонимом Энель, М.В. Скарятин). Возникали и фальшивые источники, такой, например, как воспоминания бывшего австрийского военнослужащего И.П. Мейера, впервые обнародованные в 1956 г. (согласно им, одним из участников расстрела был известный впоследствии венгерский политический деятель И. Надь). Целая эпопея связана и с фигурами чудесно спасшихся членов Царской семьи, первые из которых стали появляться вскоре после убийства. Самой известной самозванкой была Анна Андерсон (1896–1984), выдававшая себя за великую княжну Анастасию (эта история послужила основой для целого ряда произведений, включая художественные и мультипликационные фильмы). Только посмертная генетическая экспертиза поставила, наконец, точку в претензиях самой известной «романовской» авантюристки.

Отвлекаясь от заведомо недостоверных версий, обратимся к двум главным вопросам, остающимся спорными. Первый – было ли убийство Царской семьи решением местных большевистских властей или была получена санкция центра? Второй – какова судьба останков убитых? Официальная позиция в советское время отрицала причастность Ленина и высшего государственного руководства РСФСР к расстрелу. Якобы решение было принято на местном уровне из-за опасений взятия Екатеринбурга контрреволюционными силами. Действительно, прямых документов, свидетельствующих о санкции Москвы на расстрел нет (или же они не сохранились; сохранность документов того времени и центральных учреждений, и местных, уральских, крайне мала). Существуют только косвенные свидетельства различной степени достоверности. В любом случае ответственность за это злодеяние несут на себе не только местные большевики (А.Г. Белобородов, Ф.И. Голощёкин, Я.М. Юровский и др.), но и руководители советской власти, прежде всего, В.И. Ленин и Я.М. Свердлов. Убийство в Екатеринбурге и произошедшее на следующую же ночь убийство Романовых в Алапаевске, а также убийства великих князей в Перми и Петрограде, ясно свидетельствуют о спланированном уничтожении Советской властью членов Дома Романовых. Здесь следует также отметить миф о непосредственном участии в расстреле П.Л. Войкова – на самом деле Войков, будучи комиссаром по снабжению Уральского совета, обеспечил убийц серной кислотой для уничтожения трупов.

После занятия Екатеринбурга контрреволюционными войсками были организованы расследования совершённого преступления. Сменилось несколько расследований, последним из которых и самым успешным было расследование Н.А. Соколова (1882–1924) под общим руководством генерала М.К. Дитерихса, осуществлявшееся по постановлению Верховного правителя России адмирала Колчака. Соколов провёл тщательное расследование, собрал огромный материал, но не смог закончить расследование на месте и продолжал работу уже в эмиграции (его следственное дело велось в нескольких экземплярах и представляет собой многотомник). Опираясь на показания местных лиц, Соколов организовал поиск останков в районе Ганиной ямы, где располагались заброшенные шахты, куда должны были сбросить тела. Однако, следствие не нашло ничего, кроме следов кострищ и ряда предметов, принадлежавших царской семье. В соответствии с этим Соколов пришёл к выводу, что тела убитых были уничтожены с помощью серной кислоты и огня.

Однако в реальности ситуация с царскими останками была более сложной. Она проясняется, исходя из свидетельств коменданта Ипатьевского дома Юровского, который и руководил расстрелом. Рассказ Юровского был записан советским историком М.Н. Покровским ещё в 1920 г., один из экземпляров этого текста был авторизован Юровским, сохранилась и стенограмма его выступления перед большевиками Екатеринбурга в 1934 г. В этих документах подробно рассказывается о том, как происходило уничтожение и сокрытие останков Царской семьи. Эти данные подтверждаются и другими свидетелями тех событий.

Задача большевиков заключалась в том, чтобы не дать возможность белому движению обнаружить и идентифицировать царские останки. Для того, чтобы обезобразить тела, использовали серную кислоту, также трупы пытались сжечь. Первоначально Юровский предполагал, что останки можно будет закопать в шахтах в районе Ганиной ямы. Но шахты оказались неглубокими, и тела решили скрыть в другом месте. До более отдалённых шахт в итоге не удалось добраться, и останки были закопаны по пути движения грузовика.

Останки были разделены – тела цесаревича Алексея и великой княжны Марии Николаевны жгли, потом под костром выкопали яму, куда сбросили останки, и на этом месте снова разожгли костёр. Остальные тела были сброшены в вырытую яму на Старой Коптяковской дороге. Их забросали землей, а сверху положили шпалы.

В конце 1970-х гг. останки на Старой Коптяковской дороге были обнаружены группой, которая производила раскопки по собственной инициативе, во главе с геологом А.Н. Авдониным и киносценаристом Г.Т. Рябовым. Ни о каком захоронении в советские времена, разумеется, речи быть не могло. Останки были положены обратно, и только в 1990-х гг. их вновь извлекли и провели многочисленные, в том числе генетические экспертизы. Официальная правительственная комиссия большинством голосов признала, что это подлинные останки Царской семьи и их приближённых. Однако Русская Православная Церковь, как и часть заинтересованной общественности, выразила сомнение в этом решении. В 1998 г. екатеринбургские останки были захоронены в Петропавловской крепости.

В 2007 г. в семидесяти метрах от основного захоронения обнаружили останки цесаревича Алексея и великой княжны Марии Николаевны. Также были проведены необходимые экспертизы, причём генетический анализ проводился на более высоком научном уровне, чем в 1990-х гг. Экспертиза показала принадлежность останков цесаревичу Алексею и великой княжне Марии, однако вопрос об их захоронении тогда решён не был.

В 2015 г. было начато новое следствие, предполагающее масштабные экспертизы как генетического, так и историко-документального характера. После его завершения можно будет получить однозначный ответ о принадлежности найденных останков и поставить, наконец, точку в этом вопросе.

Странным явлением была реабилитация Царской семьи Президиумом Верховного суда Российской Федерации в 2008 г. Очевидно, что семья была расстреляна без суда и следствия, а единственной виной убитых была принадлежность к Царской Фамилии (как и виной приближённых – служба и верность Царской семье).

Поддержка сайта Nowmedia