Экспертное мнение

Доктрина информационной безопасности 2016: Комплексный подход к обеспечению национальной безопасности в информационной сфере
Васильев Евсей Владимирович
Кандидат политических наук, доцент кафедры международной безопасности ИАИ РГГУ
Опубликовано: 09.12.2016

Доктрина информационной безопасности Российской Федерации (05.12.2016 г.) – своевременный документ, дополняющий Стратегию национальной безопасности (31.12.2015 г.) и Концепцию внешней политики (30.11.2016 г.) в информационной сфере.

Прошлая редакция доктрины утверждалась еще 16 лет назад (09.09.2000 г.), за это время информационная среда изменилась практически до неузнаваемости. Как справедливо отмечено в новом документе, информационные технологии приобрели глобальный трансграничный характер и стали неотъемлемой частью всех сфер деятельности личности, общества и государства (7).

На этом фоне постоянно расширяются масштабы использования средств оказания информационно-психологического воздействия со стороны иностранных спецслужб. Их усилия направлены на дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в различных регионах мира, подрыв суверенитета и территориальной целостности других государств (12). Трагические последствия подобной «активности» мы можем наблюдать на примере сирийского конфликта и украинского кризиса.

Очевидно, что в силу своей специфики информационная безопасность представляет собой отдельное направление, заслуживающее особого внимания со стороны государства. Это связно как с необходимостью физической защиты данных в эпоху «цифрового шпионажа», так и с информационно-психологическим аспектом информационной безопасности. А именно обеспечением национальной безопасности в области культуры (8, г), сохранением культурных, исторических и духовно-нравственных ценностей нашего народа (8, а), нейтрализации информационного воздействия, направленного на размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей (23, к), в том числе за счет формирования культуры личной информационной безопасности (27, д).

Международная безопасность

В новой доктрине информационной безопасности обоснованно расширен международный контекст, а её отдельные положения органично дополняют концепцию внешней политики (30.11.2016 г.). В частности, состояние информационной безопасности в области стратегической стабильности и равноправного стратегического партнерства характеризуется в документе стремлением отдельных государств использовать технологическое превосходство для доминирования в информационном пространстве.

Прежде всего это касается неравноправного распределения между странами интернет-ресурсов и отсутствием в этой сфере соответствующих международно-правовых норм, что затрудняет формирование общей международной информационной безопасности (19).

При этом возможности трансграничного оборота информации все чаще используются для достижения геополитических, военно-политических, террористических и иных целей в ущерб международной безопасности и стратегической стабильности (10).

Исходя из этого, стратегическая цель России – формирование устойчивой системы неконфликтных межгосударственных отношений в информационном пространстве (28). В качестве основного направления обеспечения информационной безопасности является развитие национальной системы управления российским сегментом сети «Интернет» (29, д) и участие в формировании системы международной информационной безопасности, исключающей использование информационных технологий в военно-политических и иных противоправных с точки зрения международного права целях (29, б).

Информационные войны

Кроме того, отдельно констатируется увеличение тенденциозных материалов, содержащих предвзятую оценку российской политики в зарубежных СМИ, в то время, как российские журналисты подвергаются за рубежом откровенной дискриминации (12).

В связи с этим, в доктрине особо подчеркивается необходимость доведения до международной общественности достоверной информации о государственной политике и официальной позиции российского руководства по значимым событиям в стране и мире (8, г) и повышения эффективности информационного обеспечения реализации государственной политики (23, и). Для этого средства массовой информации и массовых коммуникаций в доктрине отнесены к основным участникам системы обеспечения информационной безопасности (33).

Национальная оборона

Отдельно рассматривается состояние информационной безопасности в области обороны страны. Отмечается увеличение масштабов применения отдельными государствами информационных технологий в военно-политических целях. Выявленная тенденция представляет непосредственную угрозу как для безопасности России и наших союзников, так и для международной безопасности в целом (15).

В этой связи, одним из главных направлений обеспечения информационной безопасности в области обороны является стратегическое сдерживание и предотвращение военных конфликтов, в результате применения информационных технологий. С этой целью повышается безопасность критической ифнраструктуры, образцов вооружения и автоматизированных систем управления (23, д), совершенствуются силы и средства информационного противоборства, включая Вооруженные Силы РФ (21, б). Осуществляется оценка и прогнозирование военных угроз в информационной сфере (21, в). Включая информационно-психологическое воздействие, направленного на подрыв исторических основ и патриотических традиций по защите Отечества (21, д).

Еще одним ноу-хау доктрины является положение о регулярных тренировках (учениях) в рамках совершенствования системы обеспечения информационной безопасности (36, б). Внезапные проверки боеготовности ожидают теперь не только Вооруженные Силы РФ, но и другие ведомства, ответственные за информационную безопасность.

Экономическая сфера

Кроме того, в доктрине анализируются состояние информационной безопасности в экономической сфере (17), а также отдельно в области науки, технологий и образования (18). В этой связи принципиально важно, что государство впервые поднимает проблему нехватки отечественных технологий, продукции и квалифицированных кадров в информационной сфере до уровня угроз национальной безопасности.

Одним из очевидных достоинств новой доктрины является заметное усиление аналитической составляющей. Документ не ограничивается простым перечнем информационных угроз – каждая из них проанализирована с учетом нынешнего состояния информационной безопасности и стратегических национальных интересов (3). Более того, информационно-аналитические и научно-технические аспекты функционирования системы обеспечения информационной безопасности будут и впредь совершенствоваться (36, в). А в задачи государственных органов теперь входят, в том числе постоянный мониторинг, оценка и прогнозирование информационных угроз (35, б).

Координирующая роль в реализации доктрины, как и прежде, отводится Совету Безопасности РФ, который будет определять перечень приоритетных направлений обеспечения информационной безопасности на среднесрочную перспективу с учетом стратегического прогноза (37). О ходе реализации Доктрины информационной безопасности будет ежегодно докладываться Президенту (38).

Материал подготовлен в сотрудничестве с Информационно-аналитическим агентством "Внешнеполитическая Экспертиза".

Поддержка сайта Nowmedia