Экспертное мнение

28 февраля: победа восстания в Петрограде
Шубин Александр Владленович
Доктор исторических наук, профессор РГГУ, руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН.
Опубликовано: 11.04.2017
В рамках спецпроекта: В стране

Начавшееся 27 февраля восстание в Петрограде победило уже на следующий день. Генерал Хабалов с 1100 штыков и сабель был блокирован в Адмиралтействе, где днем 28 февраля капитулировал. Когда правительство было разогнано восставшими в ночь на 28 февраля, ВКГД заявил, что «нашел себя вынужденным взять в свои руки восстановление государственного и общественного порядка». 

Начались аресты министров и монархических деятелей. Депутат А. Керенский, который входил во Временный комитет Государственной думы (ВКГД) и в то же время в Исполком Петроградского Совета, выдвинул лозунг: «Государственная дума не проливает крови». Арестованных отправляли под арест. Им предстояло ждать суда в Петропавловской крепости. Впрочем, это не спасло от расправы многих полицейских и жандармов. Бунтующие солдаты и жители иногда убивали полицейских, особенно после того, как распространились слухи, что полицейские с крыш стреляют по толпам из пулемета. Но среди демонстрантов действительно было много жертв. Гнев толпы ударил по полицейским и офицерам, но они пострадали меньше, чем гражданские. Всего в Петрограде, по данным Чрезвычайной следственной комиссии, было убито и ранено 1315 человек, из которых 587 гражданских, 602 солдата, 73 полицейский и 53 офицера.

Тем временем, в пять утра 28 февраля Николай II покинул Ставку в Могилеве и направился в Царское Село, к семье. Отсюда можно было координировать действия против восставшего Петрограда. Днем и отряд Иванова начал движение из Могилева в Царское село.

Царский поезд шел необычным, более длинным маршрутом через Вязьму. Это было разумно, учитывая неясность обстановки и опасность нападения на поезд. Когда в полдесятого вечера императорский поезд прибыл в Лихославль, начальник жандармского управления доложил, что согласно слухам Тосно занято мятежниками. Затем стало известно о беспорядках в Любани.

Тем временем генерал Алексеев отправил две телеграммы командующим, сравнение которых показывает, что в его настроении произошло важное изменение. В первой телеграмме он излагает ход «мятежа» с явной враждебностью к восставшим и обсуждает меры к подавлению бунта. Во второй говорилось: «в Петрограде наступило полное спокойствие, войска примкнули к Временному правительству в полном составе, приводятся в порядок. Временное правительство под председательством Родзянко заседает в Государственной думе...». Алексеев был информирован и о стремлении лидеров думского большинства к сохранению монархии. В этих условиях либеральный генералитет не мог поддержать экспедицию Иванова, так как ее успех означал бы разгром представительных учреждений и либеральных партий России вплоть до октябристов, возвращение к глухой реакции, к «всеобщему развалу». Из этого исходил генерал Алексеев, информируя командующих фронтами.

28 февраля массовые демонстрации под красными флагами захлестнули Москву. Социал-демократами и эсерами был создан Временный революционный комитет, который стал готовить созыв Совета. Вечером 28 февраля на сторону революции начал переходить московский гарнизон. Власть приняла городская дума, поддержавшая ВКГД. По инициативе ее головы М. Челнокова стал формироваться Комитет московских общественных организаций, который послужил опорой новой власти.

Революция распространялась на крупные промышленные центры вместе с телеграфными сообщениями о событиях в столице. Волнения развернулись в Нижнем Новгороде, Твери, Саратове, Иваново-Вознесенске и др. С этого времени быстрое подавление революции стало невозможным.

Поддержка сайта Nowmedia